Евромайдан: по ту сторону щитов

В условиях, когда все поделилось на белое и черное, важно не поддаваться искушению решить, что «все просто». Мы постарались понять, о чем думают и как воспринимают происходящее те люди, которые стоят плотными рядами один на один с протестующими. Про ВВшников в Киеве, настроения людей «на другой стороне» и то, почему милиция не переходит на сторону народа, нам рассказал 19-летний солдат Внутренних войск МВД Украины, к настоящему моменту отслуживший 10 месяцев в Севастополе.

Когда и кого из вас в первый раз отправили подкреплением в Киев? Были ли вы готовы к этому?

Да, нас предупреждали о возможном выезде в столицу по сценарию 2004 года, поэтому мы были морально готовы. Сперва выехала патрульная рота старшего призыва, потом, когда поняли, что нужно еще подкрепление, отправили автороту, а под конец – всех остальных, кроме конвойной. Собственно, всех, кто занимается охраной общественного порядка.

Как ты думаешь, за что люди стоят на Майдане? Разделяешь ли ты их позицию?

Изначально люди стояли за подписание договора с Евросоюзом. И в этом смысле я их поддерживал, хотя я и выступаю за то, чтобы войти в Евросоюз не сейчас. Но это уже совсем другая история. На данный же момент я не разделяю мнение митингующих, потому что многие стоят за деньги и ради развлечения. Сначала это было за светлое будущее в Европе, а за что они стоят сейчас – неизвестно.

Я лично знаю достаточное количество митингующих, которые стоят действительно за идею, которые живут Майданом и принимают активное участие во всех вече и шествиях.

А спросите конкретно, за что они борются, по пунктам? Я не думаю, что во Второй мировой войне люди шли на передовую за идею – нет, они защищали Родину от немцев, конкретный пункт. Если там действительно активисты – есть предложение устроить субботник: давайте посадим деревья, положим дороги и брусчатку, которую сорвали, возместим ущерб городу. Конкретные задания – конкретные действия.

Как ты думаешь, почему «активисты» перешли к силовым методам: коктейли Молотова, арматуры, поджоги и т.п.?

Деньги. Это было сразу видно, т.к. мирные митингующие были в гражданской форме, они пришли из университетов, с работы, и никаких приборов и экипировки у них не наблюдалось. В отличие от тех, кто был в бронежилетах, касках, масках и с защитными щитами. В итоге получилась отличная провокация.

А зачем они жгли автобусы и шины?

Не думаю, что кто-то из нормальных людей может вразумительно ответить на эти вопросы. Могу привести пример с чайной на ул. Грушевского. Там девушки угощали и активистов, и ВВшников чаем. Все сидели рядом и нормально сосуществовали. А вечером, когда улицу освобождали, мы увидели, что та чайная уже сгорела. Девушки угощали и тех, и других чаем, а в итоге всё сожгли. Зачем и за что – не понятно.

Как думаешь, почему вам так долго не давали приказ реагировать силовым методом на провокационные действия активистов?

Законы 16 января вступили в силу ровно в 00.00, а в 00.20 улицу Грушевского начали зачищать. Несмотря на то, что по статье «нападение на работников милиции при исполнении» они могли применять оружие сразу же, такого приказа от начальства не поступало. А приказа не было, потому что президент немного мягковат, и именно в этом, по-моему, основная проблема.

Какой ущерб в результате был нанесен силовым структурам? Есть ли у тебя информация о пострадавших?

Могу говорить только за внутренние войска. 189 человек из всех подразделений ВВ лежат в больнице с разными травмами и степенями ранений, трое погибших, многочисленные колотые раны в шею, обморожения конечностей (последняя информация с официального сайта Внутренних войск отличается – прим. ред). Одного прапорщика показательно избили, наложено 93 шва (оттащили в дом профсоюзов, там избили и выкинули на улицу (эта информация нуждается в подтверждении – прим. ред). Разгромили квартиру беркутовца в Житомире (детальнее здесь – прим. ред). Трех работников милиции избили по дороге домой с майдана, один из них погиб, двое – в реанимации (по всей видимости, имеется в виду этот случай – прим. ред). Вследствие этого запретили уходить с работы и появляться в городе в форме, если находишься не при исполнении. Трое солдат из моей части получили ожоги лица после взрывов коктейлей Молотова. Прим ред.: 30-го января стало известно о смерти ещё одного капитана ВВ, дежурившего на баррикадах.

Как ты относишься к тому, что «Беркут» иногда превышает свои полномочия? Случай с казаком, применение оружия и газа, избиение митингующих?

Конкретно с примером этого казака я не знаком, но знаю, что когда зачищали на Грушевского «активистов», с них срывали камуфляж, потому что по закону его носить запрещено. Но скорее всего, сыграл человеческий фактор, как и в случае с избиениями. Беркут долго стоял и терпел все выпады со стороны «мирных митингующих», но когда была дана команда наступать, они могли уже не контролировать свою агрессию, тем более, что в законе указано, что можно применять силу, но не указано в какой мере.
Огнестрельного оружия ни у кого из работников милиции не было, только травматическое. В «Законе про милицию» изначально говорится, что его можно было использовать в случае массовых беспорядков. Но опять же, из-за мягкости президента такой приказ поступил значительно позже, чем следовало.
Газ, который используют работники милиции, не относится к сильнодействующим, его применяют у нас на учениях. После третьего раза попадания такого газа в лицо реакции вообще нет, организм привыкает. Есть действительно жесткий газ, от которого блевать хочется, но его, естественно, никто не применяет.

Как вы относитесь к постоянным призывам переходить на сторону народа?

Никак. Мы все давали присягу, и никто не собирается ее нарушать. Хотя возможности есть. Не будут стрелять в спину, если ты решишь бежать, нет такой строгости. Но никто не хочет переходить на сторону народа, потому что понятно, что там все куплено, и для нас присяга важнее, чем призывы якобы «активистов».

Как ты думаешь, какие последствия ожидают страну, и есть ли выход из сложившегося политического кризиса?

Последствия, однозначно, очень плохие для страны. Но сейчас еще рано о чем-либо говорить, все меняется слишком быстро. Вот, например, приняли закон об амнистии. Это значит, что сейчас выпустят тех, кто колол, убивал, воровал. То же самое, если бы сказали «идите, убивайте, вам за это ничего не будет», и это мне совсем не нравится. А впереди я вижу снова те пять лет, которые были у «помаранчевой» власти. Что из этого хорошего вышло?
В преодолении конфликта мягкотелость президента сыграла решающую роль. Нужно было сразу всё зачищать и разгонять. Посадить изначально всех политиков за государственную измену, коли уж звучали призывы свержения власти и отставки президента без весомых и аргументированных причин. Как это сделали в России и Беларуси.

Что скажешь по поводу реакции мира на происходящее в Украине?

Реакцию мира считаю не больше, чем пафосом. Во многих европейских странах силовые разгоны демонстраций считаются нормой (2009-2011 года), но почему-то именно в Украине, Беларуси и России этот процесс вызывает такое возмущение со стороны мировой общественности. В Великобритании, Италии, Бельгии, Германии, Франции, Греции протесты душили на корню различными методами и не доводили до состояния, до которого они доведены сейчас в Украине. Но мягкость президента не позволила в свое время решить начинавшийся конфликт по подобным сценариям.

Читать также:

Илья Варламов: Майдан глазами милиции и Беркута
http://zyalt.livejournal.com/984379.html

Lenta.ru: «Мы тоже люди, это наша работа». Интервью с раненными в столкновениях в Киеве силовиками
http://lenta.ru/articles/2014/01/28/meninuniform/

Вести.Репортер: «Беркут»: почему он такой. Что творится в голове у спецназовца
http://reporter.vesti.ua/35301-berkut-pochemu-on-takoj

В материале использованы фото Ильи Варламова.

Анастасия Олейникова

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.