Последняя украинская весна в Севастополе

Четверо КПИшников на два дня попали в отваливающийся от Украины Крым и своими глазами увидели, как самый русский город Крыма — Севастополь — возвращается домой.

Граница

Некоторые журналисты приравнивают попадание в Крым к подвигу и рассказывают душераздирающие истории о пытках со стороны самообороны Крыма только за наличие фотоаппарата или ноутбука. Но оказывается, что всё намного проще, и даже пассажиров с ноутбуками тут никто не расстреливает. То ли это нам так повезло, то ли эти журналисты специально искали неприятностей, чтобы потом слепить красивую историю. Склоняюсь ко второму.

Автобус Херсон-Севастополь едет девять часов. Первый блокпост встречаем на выезде из Херсонской области. Несколько БТРов гоняют туда-сюда — то ли отрабатывают маневры, то ли просто катаются; ещё штук пять окопаны.

Пограничники бегают с автоматами, носят какие-то вещи в укрепления из мешков. Похоже не то на учения, не то на тренировки. Кто-то из пассажиров автобуса начинает сетовать, пограничник кидает ему: “Путину своему скажите спасибо”. Документы проверяют не очень приветливо. Некоторые пограничники одеты в балаклавы — интересно, зачем?

Следующий блокпост — через несколько километров, уже на въезде в Крым. Водитель предупреждает: съёмка запрещена, но мы делаем несколько кадров.

На посту — несколько беркутовцев (напоминаю, в Крыму Беркут не распустили) и полтора десятка людей в камуфляже и с георгиевскими ленточками. Это так называемое “Народное ополчение”. Здесь проверяют не только документы, но и вещи. На этом блокпосте нет украинских флагов, только российский и крымский триколоры. Проверяющий спрашивает, зачем едем в Крым (официальная версия: едем к товарищу в Керчь). Узнав, что мы из Киева, народный пограничник спрашивает, как ситуация в столице — спокойно ли там и не ходит ли никто по улицам с пропагандой. Отвечаем, что все спокойно. “Ну ладно, ребята, езжайте. Не делайте глупостей”. Наверное, боится, как бы мы не оказались бандеровскими террористами.

Пушки на этом блокпосте направлены в сторону Херсонской области (на предыдущем были направлены в сторону Крыма). Уже через несколько дней здесь будет новая государственная граница.

Крым

При въезде в Крым сразу бросаются в глаза бигборды на тему “Фашизм не пройдет”. Их тут очень много; кажется, ими завешан весь Крым. Проезжаем через Армянск.

По городу разъезжает российская военная техника, везде российские флаги и растяжки “Россия ♥ Крым”.

В Севастополь прибываем в 9 вечера. На подъезде к городу проходим ещё одну проверку документов, на этот раз проверяют уже те самые “вежливые люди” в хорошей экипировке. На вокзале к нам подходят пузатые мужики в камуфляже и папахах, представляются самообороной Крыма и ещё раз проверяют документы. Наконец мы в городе.

Севастополь

Первое, что замечаем — очень много людей с георгиевскими ленточками. На улицах много казаков, даже слишком много. Подойдя к главной площади — площади Нахимова — мы находим источник казаков. На сцене казачий ансамбль, несется разудалая песнь. Оказывается, завтра тут будут Любэ и Бурановские бабушки; отлично, культурная программа обеспечена. Если повезёт, попадем ещё и на раздачу оливье.

В отеле знакомимся с российскими каналами. Оказывается, их очень интересно смотреть. Российские спецкоры из Киева рассказывают о терроре праворадикалов в захваченном городе, эксперты прогнозируют, сколько ещё осталось жить украинскому государству под руководством самозванной власти, а наблюдатели и избиратели из Крыма рассказывают о том, как прекрасно проходит подготовка к референдуму — празднику возвращения крымчан домой.

Утром начинаем исследовать местность. Нам повезло и мы поселились возле самой набережной.  Медиахозяйке на заметку: оригинальный лук из крутого места (например, севастопольского Памятника затопленным кораблям) поможет сгенерить удачные посты сразу для нескольких ресурсов (например, для Типичного Киева, Спутника и Погрома и Петра и Мазепы).

На площади Нахимова встречаем волосатого мужчину с мощным аппаратом между ног (т.е. мотоциклом) — это известный друг Путина, байкер Хирург.

Громкоговорители наполняют центральные улицы города русским духом: играют военные марши и патриотические песни: “Ждёт Севастополь, ждёт Камчатка, ждёт Кронштадт…”

Севастополь ждёт — сегодня пройдёт референдум, после которого город станет официально русским. Мы идем вдоль главной улицы — Ленина (очень неожиданное название для главной улицы города, да). Возле избирательных участков не видно ожидаемого ажиотажа — возможно, из-за того, что народ ещё спит, но скорее всего из-за неприятного дождика. Возле каждого участка — представители “Народного ополчения” и разных пророссийских организаций. Выглядят они не очень устрашающе: в основном это пузатые и усатые мужики в камуфляже и с георгиевскими ленточками — типичные казаки.

Весь город в агитации. Похоже, что о референдуме тут знают абсолютно все. И кажется, что в результатах его тоже никто не сомневается.

Популярнее лозунга “Домой, в Россию!” здесь только лозунг “Фашизм не пройдёт” в разных вариациях.

Хозяин закусочной “Домашние пироги”, в которой мы завтракаем — сам круглый и добрый, как пирог — проголосовал ещё с самого утра. Голосовал, как он сам говорит, “по доброй традиции — не за, а против”. В этот раз — против Украины. Ему не нравится украинское государство в том виде, в каком оно существует сейчас. Во время Майдана он специально ездил в Киев, чтобы посмотреть на всё своими глазами. Видимо, не проникся.

Избирательный участок

Избирательный участок

Севастополь похож на город-музей. Памятники русским морякам, мемориалы Великой Отечественной, сквер воинов-интернационалистов — здесь всё пропитано духом воинской славы. Тут есть памятники каждого периода его недолгой 230-летней истории. Не видно только следов новейшей, украинской государственности: ни украинских флагов, ни памятников.

Едем в Балаклаву, в музей подводных лодок. Таксист, — отставной военный — проявляет навыки политрука и за 15 минут дороги успевает объяснить нам все расклады по Крыму и по Севастополю в частности. “Русским нужна стабильность и сильная власть; мы привыкли считать себя частью Украины, но стабильности и уверенности в завтрашнем дне как не было, так и нет. И не предвидится.”

В музее подводных лодок красиво. Его ещё называют “Музей холодной войны”.

Авианосец захвачен КПИ

В Балаклаве покупаем смешной флажок с Путиным и Медведевым. Для маскировки на местности.

По дороге назад у таксиста в машине играет рикролл. Кажется, что вся история с отделением Крыма — это один большой рикролл.

После прогулки по вечернему Севастополю мы накатываем. Потому что идти на концерт Любэ в Севастополе трезвым как-то неправильно. Не по-русски.

Праздник

На площади Нахимова несколько тысяч людей и, кажется, несколько тысяч российских флагов. Вообще российских флагов в Севастополе, кажется, больше, чем в любом российском городе. Они везде: на жилых многоэтажках и зданиях госорганов, на автомобилях, ленточках на одежде и даже на щеках жителей.

Люди скандируют “Россия! Россия!”, перекрикивая солиста Любэ. В воздухе атмосфера праздника — как если бы день города и день Независимости совпали (это я про украинский день Независимости, не знаю, какой аналог есть у русских). Я понимаю, что судить про весь Крым по Севастополю нельзя: такого российского патриотизма, как здесь, не встретишь, наверное, ни в одном городе РФ.

Мы берём вино и идём на причал. Среди ликующих и напивающихся жителей города анализируем события последних трёх месяцев. Вспоминаем пост Мустафы, первый разгон Майдана, избиение Черновол, похищение Булатова, подъём Правого сектора, Небесную сотню… Кто мог подумать, что такой безобидный в начале Майдан в итоге выльется в потерю Украиной территориальной целостности? После второй бутылки пазл собирается: бестолковая украинская политика государственности на протяжении 23 лет, пренебрежение потребностями пророссийского населения, ультраправые и Майдан сделали для возвращения Крыма России больше, чем все пророссийские движения, вместе взятые.

Тем временем на сцене одна за другой выступают группы “Земляне”, “Русские”, “Крымчане” (ладно, про крымчан я пошутил). Народ поёт, веселится, скандирует “Россия! Россия!”, машет сотнями триколоров. На другом берегу бухты видны салюты.

Кажется, завтра эти люди проснутся действительно счастливыми. Но мне среди них как-то неловко: не то чтобы меня коробило от русского духа, но я чувствую себя на этом празднике чужим; как-будто попал на день рождения в незнакомую компанию.

Результаты референдума оглашены. Воздух пропитан атмосферой лютого патриотизма, люди допивают алкоголь и расходятся по домам. Завтра они проснутся ещё более русскими, чем сегодня.

Русское утро
Утро встречает нас тёплой и солнечной погодой. Следующий после референдума день официально объявлен выходным — чтобы русские люди могли отдохнуть после праздника.

Адмирал Нахимов доволен результатами референдума

Мы делаем прощальный лук на набережной и едем на вокзал.

Покидаем Крым со смешанными чувствами. С одной стороны, обидно за то, что Украина затрещала по швам, и швы не выдержали. С другой стороны, абсолютное большинство крымчан действительно чувствуют себя русскими; под дулом автомата здесь никто не голосовал.  За державу, конечно, обидно. Но ведь крымчанам виднее, где им лучше жить. И тем смешнее после всего увиденного здесь выглядят украинские телефлешмобы “Єдина країна” и сюжеты про жителей Львова или Харькова, нелепо махающих перед телекамерами транспарантами “Крим — це Україна”.

Крым сделал свой выбор. Теперь здесь будет только русская весна. Пусть же она всегда будет тёплой для наших бывших соотечественников.

Автор: Андрей Бродецкий

Читайте также: 

“И вышло солнце”: репортаж Ильи Азара о крымском референдуме

Ищу человека: Олег Кашин о том, что его пугает в связи с крымскими событиями

comments powered by HyperComments

Андрій Бродецький

Главный редактор и автор текстов.