Сила лайка: как виртуальное становится реальным

Технологии упрощают нашу жизнь, технологии делают её разнообразней, технологии крушат границы, ломают стандарты, будоражат умы. Сегодня Мы можем делать вещи, о которых не могли мечтать наши родители. Технологии развиваются рядом с нами, технологии влияют на людей в той же мере, в которой люди влияют на технологии, если не сильнее.

Человек — существо социальное, с недавних пор еще и виртуально-социальное. Это отражается на нашей жизни с разных, порою непредсказуемых, сторон. И сегодня я расскажу вам об одном примере такого отражения.

Пару дней назад я написал пост о том, что сбрею бороду, в случае, если он наберет 500 лайков. Кому может быть хоть сколько то интересна моя борода: мне, моей девушке, ближайшим родственникам — всего меньше десяти человек. Не смотря на это, уже в первые пару часов пост собрал около десяти репостов и более двухсот лайков. Те, кто застал КПИ пару лет назад, помнят об истории с #КПИборщ и фотожабами с парнишкой из НАУ. Понять, почему происходят такие вcплески бессмысленной активности достаточно просто.

Распространение материалов в сети имеет разные механизмы, некоторые из них, не то что не изучены, еще даже до конца не «переварены». И действительно, одно дело кликнуть мышкой по кнопке «Мне нравится», другое — собрать сумму с нулями на картофельный салат. Что заставляет нас множить по Интернету видео с котиками, фотографии завтраков, карикатуры на нерадивых политиков и, главное, как и зачем это можно использовать во благо или, к сожалению, во вред.

Само понятие мема появилось еще в книге Ричарда Докинза «Эгоистичный ген», вышедшей в 1976 году. Докинз определил «мем» как единицу передачи культурной информации. Его идею продолжил создатель MS Word Ричард Броуди. Броуди называл мемами «идеи, которые попадают в приютивший их головной мозг и, вызывая определенные события, начинают воспроизводить бесчисленные копии самих себя, подключающиеся к другим умам». Это те установки, которые, например, заставляют нас считать Леонардо да Винчи гениальным еще до того, как мы воочию увидим его работы. Но даже, если вы не считаете Леонардо гением, скорее всего сработал мем «неприятия». Знаете, всегда существовали, и будут существовать люди, которые критикуют лишь ради критики, в народе их еще называют «хейтерами». Больше и подробней о природе мемов можно почитать здесь. Однако, теория «идей… которые воспроизводят сами себя…» ничуть не объясняет случая с бородой — вслед за мной никто не начал «продавать» растительность на лице за лайки.

Человек, как существо априори физически более слабое, в процессе эволюции могло полагаться лишь на развитый мозг и кооперацию. Отголоски последней порою играют с нами злую шутку. Воздействие мнимого авторитета было неоднократно доказано экспериментально. А значит, этот факт с научной точки зрения достоверен. При этом, авторитетом может выступать как отдельное лицо, как это было в эксперименте Милгрэма, так и группа лиц, как в случае с экспериментом Аша и Третьей Волной Рона Джонса.

Все три эксперимента выставляют нас не с лучшей стороны. Они явно свидетельствуют, что человек готов не просто действовать в согласии с «сильной позицией», но и «подстраивать» под неё свое мнение и восприятие.

В моем случае мнимым авторитетом оказался паблик KPI Live, который попросил «помочь лайками шахиду». Собственно, именно оттуда и пришло наибольшее количество голосов «против» моей бороды. Безусловно, для большого количества людей этот ресурс является авторитетным, что само по себе неплохо, т. к. Live во многих аспектах сдержанней и адекватней, чем многие даже «взрослые» СМИ. Примечательно в этой ситуации другое. Комментарии в духе: «Сдалась вам его борода!», — и: «Что вообще тут делают подобные посты?!», — быстро терялись и не имели сколько-нибудь сильного статистического влияния. Я не берусь утверждать, что в этом было что-то плохое: в конце концов, в обмен на лайки предлагалось всего-навсего побрить бороду, а не убить человека или барашка.

Из всей несерьезности ситуации можно сделать вывод, что люди нажимали на лайк только ради фана. Приблизительно с такими же эмоциями вы кидаете монетку «живой статуе». Это элемент шоу. Очень часто информация подобного рода воспринимается именно в таком ключе. Хотя бывают исключения. Социальные сети дали прекрасную возможность перекладывать ответственность на совершенно не знакомых людей или абстрактное большинство. При чем интернет-голосования могут касаться не только вопросов: сбривать ли бороду или какое платье надеть, но и куда более серьезных вещей. Иногда это бывает фатально. Среди общей «засоренности» информационного поля очень сложно отделить подобные крики о помощи от прочей шелухи, которая действительно постится ради фана или самолюбования. Подобным же образом развивается то явление, за которое так любят Интернет обитатели Двача и ненавидят его представители родительских комитетов — онлайн-травля.

Однако, лавинообразный эффект социальных площадок в сети далеко не всегда носит негативный характер. Вспомните, например, случаи, когда через социальные сети собирают деньги на благотворительность, помощь больным или жертвам катастроф. В этом плане социальные сети хороши тем, что «сближают» нас с пострадавшим — мы можем в пару кликов зайти на его страницу и пролистать его жизнь. Человек сразу становится каким-то близким, а не просто безликим «больным ребенком» с постера в метро. Посмотрите, на #IceBucketChallenge — он продвигается в первую очередь благодаря социальным сетям. Благодаря ему, фонд ALS Association собрал $15.6 млн. против $1.8 млн. за тот же период прошлого года.

Надо учитывать еще несколько нюансов распространения лавины. Лавина появляется молниеносно и так же быстро угасает. Это хорошо было видно в эксперименте с бородой — основная масса откликов, будь то лайки или комментарии, была получена в первые три часа и далее угасала всё больше и больше. Исключения составляли моменты репостов, однако, это лишь подтверждает общую тенденцию, т. к. каждый репостнувший по сути подключает пост к своей социальной сети.

В условиях перманентной войны за контент, отдельно взятое сообщение не живет в сети больше суток, если его не постигнет «мемическая репликация». В прочем, если пытаться насадить её искусственно может выйти обратный эффект отторжения форсед-мема.

Во-вторых, в подобного рода репост-помощи удивительным образом проявляется то, что Эрих Фромм называл «кнопочной властью» — вам не надо ничего делать, нажмите кнопку и все будет сделано за вас. Вам не надо скидываться деньгами на медикаменты, убирать лес и переводить бабушек через дорогу — лайк+репост и вы уже помогли! Самое отвратительное в этой ситуации то, что упрекнуть виртуальных помощников не в чем, ведь, они действительно помогли — подключили свою социальную сеть в запросу о помощи. А в последней вполне могут найтись те, кто скинется деньгами, выйдет на субботник и переведет через дорогу бабушку. Проблема тут в том, что моральное удовольствие от совершенного благого дела соизмеримо, хотя сами поступки — нет. Этим фактором пользуются многие бренды. PR-менеджеры называют это корпоративно-социальной ответственностью. Так, например, Starbucks обещает отдать доллар, полученный с каждой чашки американо, на сохранение леса; Shell проводит акции, направленные на популяризацию зеленой энергетики; табачные компании инвестируют деньги в исследование способов лечения раковых заболеваний. Это очень удобно — никому не нужно тратить меньше бумаги, менять лампочки на более энергоэффективные, бросать курить и думать о других глобальных проблемах. Ведь приобщиться можно не отрываясь от своих повседневных задач — просто купить чашку ароматного кофе по дороге на работу. Я не говорю, что КСО — это плохо; лучше, когда оно есть, чем когда его нет. Однако, не стоит ограничиваться лишь таким опосредованным участием ни в реальной жизни, ни в виртуальной.

Что до моей бороды, возможно, кому-то её судьба была действительно интересна — я постриг её сразу по возвращению с #zaxidfest, так что брить там было не то, чтобы уж очень много, но по результатам виртуального голосования она осталась со мной. И огромное спасибо всем, кто участвовал в моем небольшом эксперименте.

Юра Рочняк

Кот всея КПЯ.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.