КПИшная археология

Маршрут проложен, расставлены все метки, разметка натянута и лопаты давным-давно наточены. Панамку цвета хаки на голову, на ноги пыльные ботинки и будем искать старые осколки потерянных цивилизаций. В карман пинцет, в руки кисточку и все готово к раскопкам. Будем копать настолько глубоко, насколько не стоило бы копать, будем нырять с головой в сероватую дымку истории. Метр за метром, квадрат за квадратом, что бы пощупать потерянные детали уже выцветшего пазла, что бы сказать: «Привет», рухнувшим мирам…

Посмотрите на него, вон он… на громком митинге и на нудных лекциях, на спортивном матче и на рок концерте. Видите? Он какой-то странный: засыпает в тусклом свете монитора  и просыпается под звуки Радио КПИ. Он совсем чудной: ждёт автомат, готовит бомбы и воюет за стипендию; не спал всю ночь и сдавал всю неделю…

Нервные импульсы пронизывают организм, связывая правое полушарие с левым, серое вещество с уставшими конечностями. Мозг кипит и задаёт ритм лопате: вверх-вниз, нажал-перевернул. Пот заливает глаза и кровь густеет в венах, рукоять режет руки и крепотура сковывает тело. Но на отдых нет времени, ведь наша археологическая миссия погружается в толщу земной коры, в поисках новой информации, с надеждой выйти на след забытым загадкам. Мимо залежей базальты, нефти и серы, мимо затерянных памятников. Здесь тяжело дышать и сыровато, холод хлюпается в ботинках, морозит пальцы, тусклый свет фонариков бьёт по глазам и растворяется в неравном бою с пещерной бездной…

Посмотрите на него, вон там… я встречал его на алкогольной Поляне за гитарой в компании друзей. Я сталкивался с ним за горой учебников и морями распечаток, в местах, где  валят на экзаменах и плавают в материале.

Холодный метал ворошит доисторический грунт, врезается в древнею почву. Вверх-вниз, нажал-перевернул, вниз-вверх. И вот он… глухой удар, похоже, что-то нашли, похоже, в этой пещере массовое захоронение. Посмотрите на него, вот сюда… это же нomo sapiens, человек разумный и потомок приматов, в одной руке калькулятор, в другой зажата мышка, микронаушник в ухе. Посвети на него, вон туда… это же останки КПИ-шника пластмассового века, времен правления Згуровского и диктатуры Windows. Эпохи концов света и новых Iphone-ов. Хорошо сохранился, но мозги тщательно размазаны по теоремам и аксиомам, по формулам и ГОСТ-ам, о математику и Сопромат. Вокруг разбросаны орудия труда: шпоры, конспекты и давно прогнивший телефон. Зрелище жутковатое, трухлявая сумка, истлевшая курточка и разложившиеся джинсы. Мышцы напряжены и глаза выпучены. Мороз бежит по кожи, если вглядываться в этот усталый взгляд. Мурашки щекочут хребет, если  смотреть, как сильно он тянется к диплому.


Вы такого ещё не видели, «#KPI» – грубо нацарапано в каждом углу, все стенки изрисованы иероглифами и обрывками затёртых надписей: «Шара …р…ди, ..имики – …и…ара…». Вы не поверите, его жизнь – это каждый понедельник вставать на пары, каждый год стоять в очереди под кабинетом флюорографии. Сигарета на завтрак, мини-шаурма на обед. Его судьба – это раз в месяц платить за КПИ-телеком. Раз в неделю рубиться в войнушки на военке. С соседями в Доту, с военкоматом в прятки. Написать, так что б репостнули и сказать, так что б лайкнули. Его культура – #КПИборщ, #Хэштинг и #Gangnam style. Хобби – смешные мэмы. Его наследие – куча  постов и груда комментариев.  Получать хорошие оценки и идти вверх по карьерной лестнице – новая религия. Письменный, Савельев, методички, вместо Библии. Защищать расчётки, что бы не защищать Родину, добывать аттестации, вместо любимых занятий. Прилягу на 5 минут, вместо сна.  Конформизм прорастает корнями прямиком в рейтинг, конформизм пачкает самые чистые умы.

Откиньте тяжёлые рюкзаки, спрячьте пинцеты, положите свои кисточки и пошли со мной, я покажу вам… их здесь целее племя. Кто-то снимает стипендию, кто-то падая, разбивается о доп. сессию и комиссию. Один  опаздывая, бежит на пару, другой забивает болты. Милые девочки со сладкими мечтами и огромные здоровяки. Стеснительные, робкие программисты и шумные рок-музыканты. Это они свергли Табачника, это они намылили НАУ. В то время, когда пыльные рупоры качали Политехническую, гремел RadioDay и кричал день ФЭЛа. Когда реки лайков вытекали из КПИ-шных пабликов и впадали в KPI live.  Когда  КПИ кипел событиями и КПИ-шное небо светило над башкой.



Посмотрите на него… он мелькал перед моими глазами  в просторных коридорах учебных корпусов и тесных общажных комнатах. С тубусом и без, с перепуганным взглядом первокурсника, с наглой улыбкой старшекурсника. Бывало, как буйный, оторванный панк, бывало, как мирный, безобидный пацифист. С дрэдами и косичками, с причёсками обычными. С красными глазами и широкой улыбкой или за здоровый образ жизни. Как позитивный растоман, как суицидник рецидивист. КПИ-шник силиконового века, времен правления Згуровского и диктатуры Windows. Эпохи разборок профкома с СПС и снежных батлов. Вчера вёз золотую медаль с Лондона, сегодня ломает памятник шаре. Только что ругался с СБ-шниками, а сейчас уже делает новые открытие. Гуляет по просторам интернета и веселится, качаясь на волнах технического прогресса. Ты спросишь: «Хороший?»,  я отвечу: «Ну что ж, кое-что умеет». Ты спросишь: «Плохой?», я отвечу: «Ну да, совсем небезгрешный».



comments powered by HyperComments

Денис Романович

Він не любить це слово, але друзі називають його Денчиком. Перше, що потрібно знати: Денис – не журналіст. Він творець, письменник в якомусь сенсі. Можна читати його тексти годину і тільки на шістдесят першій хвилині зрозуміти всю глибоку суть написаного. Володіє феноменальним вмінням зачепити кожного читача такими простими речами, як касетний плеєр, тетріс чи фанти з жувальних гумок. Може тижнями доводити бабусям біля під’їзду, що не все наше покоління – хулігани-алкоголіки-наркомани. Ніколи не пливе за течією, завжди в альтернативному руслі. За його простими, саркастичними, а іноді й пафосними фразами постійно приховано щось більше.