Как работают митинги и почему на них надо выходить

В связи с разгулом криминала и бездействием милиции на территории КПИ сегодня на Площади знаний пройдет митинг студентов под лозунгом “Защити КПИ”. Студенты будут требовать от администрации и местной милиции взять ситуацию под контроль — кражи и разбой стали обычным делом на территории студгородка, и ходить по КПИ вечером стало просто небезопасно.

Это очевидное, казалось бы, в своих причинах и целях мероприятие получило долю критики от скептиков из соцсетей. Некоторые люди не понимают, зачем вообще выходить на такие акции. Действительно, причинно-следственная связь между “вышли на площадь” и “проблема решилась” для многих неочевидна. Поэтому мы попробуем разобраться, как работают офлайновые акции, зачем надо на них выходить и почему они все-таки помогают решить некоторые проблемы.

via http://www.flickr.com/photos/haynesmann/6343596969/in/photostream

Главная суть любого митинга — это озвучивание (есть такое точное иностранное слово “артикуляция”) проблем и требований некоторой группы людей. Это отличает митинг от флешмоба, коллективного перфоманса, акта искусства и других форм собраний, которые не несут в себе требовательной составляющей. Конкретные проблемы и требования выносятся в устной (лозунги, выступления) или письменной форме (плакаты, транспаранты, листовки, резолюции).

Наша система государственного управления далека от идеала. Механизмы обратной связи не всегда работают хорошо — элементы системы, ответственные за рассмотрение жалоб и требований населения (легендарные “инстанции”) очень часто неэффективны. Жалобы отдельных граждан легко игнорировать, откладывать в долгий ящик, а то и просто похоронить в бездонной шухляде. Наши реалии пока далеки от той прозрачности, которую рисовали теоретики “открытого общества”. Схема “проблема появилась — о ней сообщили в соответствующие органы — проблема решилась” часто даёт сбой уже на втором пункте — все знают, как милиционеры любят “терять” заявления о преступлениях на своем участке, чтобы не портить статистику раскрываемости. Да, в последнее время ситуация улучшилась — к многим министрам можно обратиться напрямую через фейсбук, но и это часто не гарантирует желаемого результата.

Из-за плохо работающих механизмов обратной связи власть не может знать о всех проблемах общества, а если знает, то не всегда понимает, какие именно проблемы важны для него в первую очередь. Пока общество не скажет в явном виде, что именно его волнует, власть его просто не услышит, и митинг — одна из самых эффективных и громких форм донесения своих требований к власти.

Почему громких? Потому что грамотно организованный и проведенный митинг — это всегда инфоповод и гарантированное попадание в СМИ.

Личный опыт показывает, что очень часто государственная бюрократическая машина плохо работает просто потому, что люди сами позволяют ей это делать. Как? Своим молчаливым одобрением. Возможно, неведение начальства о реальной криминогенной ситуации на участке — единственное, что удерживает на должности неэффективного начальника милиции, которому уже давно нашли смену, но все никак не могли найти повода для “ухода”. Чиновник-взяточник, бюрократ, лентяй, полдня гоняющий чаи вместо того, чтобы принимать очередь из сотни людей — все эти персонажи советских карикатур как огня боятся гласности.

Митинг — отличный материал для городских новостей, а важный митинг — и для национальных. Все неэффективные чиновники любят тишину. Начальство любит разносить подчиненных за плохую работу. Начальство не любит, когда все вокруг вдруг узнают, что у тебя под носом твои подчиненные работали не просто плохо, а плохо до такой степени, что возмущенные люди уже выходят на улицу, и следующий митинг может быть уже о твоей неэффективности. Поэтому вполне реальной выглядит ситуация, когда после репортажа центральных СМИ о митинге против бездеятельности районного начальника этот начальник получает сверху не только стимул в виде выговора или штрафа, но и угрозу увольнения, а то и само увольнение. Станет ли ведомство работать лучше после такого цикла обратной связи? Очевидно, да. Хотя бы на некоторое время.

В конце концов, от демонстрации до акции прямого действия — один шаг. Так, жители дома по Борщаговской, уставшие от натурального коммунального террора — их дом оставили сразу без света, воды и тепла — тоже собирались просто выйти помитинговать. Но потом спонтанно решили перекрыть улицу, и надо же — на второй день власть услышала людей и включила тепло и свет.

Митинг о неэффективности локальных органов власти легко игнорировать. Блокировку, например, Проспекта Победы игнорировать невозможно. Можно начать и с меньших масштабов — например, парализовать работу самого ведомства, к которому адресована акция, заблокировав входы и выходы в его здание. Конечно, на такие шаги стоит идти только в самых крайних случаях. Но это и есть ответ скептикам, которые убеждают себя, что митинг ничего не даст, так как его просто проигнорируют.

Резюмируя:

 1. Митинги — это базовый инструмент диалога с властью. Это громкое озвучивание требований определенной группы людей, которая часто не имеет других возможностей быть услышанной.

2. Митинг — это попадание в СМИ, а значит — огласка. Неэффективность, халатность и бюрократия боятся огласки.

3. Митинг — это полпути к акции прямого действия, например, блокировке проезжей части или здания. Такую акцию уже невозможно проигнорировать.

Озвучивайте свои требования, друзья, и добивайтесь их выполнения. Ведь за вас этого никто не сделает.

P.S. Три года назад именно массовое шествие студентов КПИ к Министерству образования с последующим митингом под его стенами стало поворотным моментом в противостоянии тогдашнего руководства МОН и трудового коллектива КПИ, когда вместо назначения выборов ректора министерство планировало установить ручное руководство в виде и.о. ректора. Все-таки пять тысяч молодых и мотивированных людей под окном могут заставить любого чиновника изменить свои планы. Даже если это целый министр.

comments powered by HyperComments

Андрій Бродецький

Главный редактор и автор текстов.