Онлайн-образование в Украине: как и зачем. Интервью с основателем EdEra

 

 

В конце прошлого года впервые серьёзно заговорили об украинском онлайн-образовании. Хотя сама по себе эта тенденция отнюдь не нова, до недавнего времени курсов, адаптированных под украинские реалии или хотя бы на украинском языке не существовало. «КПИшник» поговорил с Ильей Филипповым — создателем курсов EdEra — про специфику интернет-курсов, подготовку к ВНО и украинское образование в целом.

 

«КПИшник»: Вы запускались     ещё в сентябре, но масштабный     анонс был буквально недавно. Что     происходило все это время?

 

Илья: Все это время мы тестировали наши курсы. Собирали отзывы, проверяли всё: от тайминга каждого ролика до сложности, доступности материала, переделывали контент с учётом всевозможных мнений, изменяли формат некоторых роликов, учились делать анимации, монтировать видео и прочее. Доводили до того варианта, с которым уже можно запускаться масштабно.

На примере аудитории ВНО нам было легче всего это сделать. Во-первых, почти вся команда сдавала этот тест, во-вторых, найти людей в качестве фокус-группы — несложно.

 

«КПИшник»: Сколько человек работало над проектом и сколько это времени у вас заняло?

 

Илья: Недавно «стукнуло» 9 месяцев с того момента, как собрали команду разработчиков, не включая преподавателей и волонтёров. Сначала нас было семь человек. Пятеро из них — разработчики контента, двое — программисты. Два месяца учились работать в LaTEX, рисовать рисунки, обрабатывать видео. Просматривали разные курсы, каждый показывал свой любимый и разбирали приёмы, которые там используются, пытались повторить это. Параллельно искали преподавателей на наши первые семь курсов. Кроме того, нам начали помогать на добровольных началах: веб-дизайнер, юридический консультант, специалист по контекстной рекламе, просто множество волонтёров, которые редактировали конспекты, помогали со съёмками, предоставляли некоторый реквизит, аппаратуру, помещение, консультировали по тем или иным вопросам. Каждый из наших шестинедельных курсов, с учётом бета-тестов и правок, делался на протяжении 6 месяцев.

С момента начала работы над проектом в марте 2014 было вложено в районе 15 тыс. долларов. В основном средства были потрачены на технически-организационную составляющую: с. Сервера, сертификация, аренда маленького офиса, столы, стулья, пара компьютеров, планшеты для рисования, платные курсы для команды, реквизит для курсов, логистика и т. п. Половина аппаратуры до сих пор позаимствована у друзей, а в роли студии мы используем вторую из двух комнат в нашем офисе, либо квартиры друзей. Поэтому сумма сносная. Человеческий ресурс в счёт не берётся. Мы не тратились ни на дизайнеров, ни на верстальщиков книжек, ни на операторов или(?), режиссёров. Команда обучается на ходу и работает самостоятельно.

 

«КПИшник»: Расскажи про курсы? Какие особенности подачи, почему понадобилось столько времени, чтобы понять как правильно преподносить материал?

 

Илья: Онлайн очень сильно отличается от обычного образования. Сделать набор видео, где преподаватель 30 минут вычитывает учебник, не означает — сделать онлайн-курс. Первый важный технический аспект — длительность видеороликов. Есть масса исследований на этот счёт, мы тоже проводили своё. Хорошая длительность ролика для того, чтобы балансировать между законченностью мысли и увлекательностью — приблизительно 6–10 минут. Дальше идут вопросы, укладывая в голове только что пройденное и снова ролик. Во-вторых, онлайн-формат крут тем, что можно вносить динамику в процесс обучения. В рамках одной лекции можно резко поменять формат подачи: преподаватель рассказывает про Вашко да Гамму (в португальском языке «s» произносится, как «ш» — прим.ред) на презентации, а на следующем видео появляется девочка из Лиссабона, которая непосредственно на родине мореплавателя рассказывает о нем. Такой трюк просто невозможен в обычной аудитории, а в онлайн-курсах мы просто обязаны этим воспользоваться.

В зависимости от цели курса, надо правильно выбрать основной формат подачи. Например, в курсе, который призван дать стопроцентный результат в плане академичности знаний, необходимо выбрать самый информативно наполненный вариант подачи. Для курсов первого цикла подготовки к ВНО такой формат — презентация с множеством иллюстраций, где преподаватель рисует прямо поверх слайда. В таком формате надо передать харизму, заинтересовать и заставить себя слушать, только с помощью голоса. Абсолютно непредсказуемый момент, мы пробовали очень много людей и они могли не подойти только из-за этой проблемы. Очень часто мы переписываем такие ролики по той же причине. Голос становится скучным, неинтересным, не вдохновляющим, ещё каким-то.

Онлайн-формат вообще выносит харизму человека чуть ли не на первое место. Безжизненный экран должен максимально оживиться, поэтому мы и говорим, что ищем не просто преподавателей, а ещё и харизматичных спикеров.

Илья (на фото справа)

 

«КПИшник»: Почему ВНО? Почему учащиеся средней школы, школа, обычно, ассоциируется с местом, где дают только общие, поверхностные знания. Кроме того, для успешного обучения онлайн нужна сильная мотивация, есть ли она у школьников?

 

Илья: Я и считаю, что надо менять этот ассоциативный ряд. Мы начали с курсов подготовки к ВНО по двум причинам. Первая заключается в том, что лично у меня очень большой опыт подготовки учеников к экзамену. Я, как репетитор, встречался с распространённой проблемой. Многие готовы натаскать ученика на тесты, но мало кто его учит. Создаётся впечатление, что подготовка к ВНО — это рутинный процесс решения множества задач, применяя набор шаблонов. Это большая проблема образования в целом. Человек умеет делать набор типовых задач, но как только он встречается с изменённой постановкой задачи — решить её не в состоянии.

Культура мышления уступает культуре решения «таким-то способом». Потом люди на тесте не могут ответить на очевидный вопрос, но сформулированный не так, как рассказывал учитель. Мы мечтаем показать поколению абитуриентов, что тест — всего лишь отображение знаний. Первопричина подготовки к нему — не борьба за 200 баллов, а неподдельный интерес к изучаемой дисциплине.

Вторая причина состоит в том, что многие люди, приходя в университет, разочаровываются в образовании. Преподавание с помощью устаревших методик, неудовлетворительное отношение и плохо построенный учебный процесс заставляют их думать, что сам предмет — бесполезная штука. Но если они придут в университет после того, как будут знать, что, например, физика интересна, то будут понимать, что проблема совсем не в физике. Это очень важно. Безумно хочется повысить коэффициент работников по специальности.

 

«КПИшник»: Вы планировали EdEra, как помощь при занятиях с репетитором или полностью достаточный для успешной сдачи проект?

 

Илья: Онлайн-курсы могут быть абсолютно самодостаточным продуктом, который полностью может заменить обучение очное, после окончания курсов «Circuits&Electronics» от MIT я на работе спокойно применял полученные там знания. Так что мы преподносим EdEra, как полноценную альтернативу. Кроме того, вместе с курсом ученик получает книгу, которая даже сама по себе может быть достаточным материалом для подготовки.

Конечно, мы не отрицаем, что кому-то удобней заниматься очно и использовать онлайн-площадку только как вспомогательный материал. Самодостаточность курса сильно зависит от предмета, но конкретно предметные курсы ВНО мы делали такими.

 

«КПИшник»: Не боитесь ли негативного фидбэка после первого ВНО? Например, если кто-то из абитуриентов провалит тест из-за собственной лени, но обвинит в этом вас.

 

Илья: Бояться глупо, так как это случается сплошь и рядом. Вряд ли кто-то будет обвинять именно курс. Я долго работал репетитором и всякий раз, когда я приходил, говорил родителям, что 80% успеха зависит от человека, с которым я занимаюсь. При этом моя статистика сдавших очень хорошая. Мы стараемся сделать курсы именно так, чтобы человека как можно меньше отвлекала лень и прочие негативные факторы. Эти моменты мы стараемся убирать интересной динамической подачей. Мало дать человеку просто сводку данных. В первую очередь надо дать мотивацию, именно она является первопричиной успешной сдачи ВНО. Очень хорошо коррелируют результаты сдачи с заинтересованностью, если ученик сильнее заинтересован, он и сам решит больше задач.

 

«КПИшник»: В чем состоит миссия проекта?

 

Илья: Может звучать максималистично, но миссия состоит в том, чтобы поменять стереотипы об образовании. Завлечь как можно больше людей на проект и показать, как может выглядеть качественное образование. Если человеку не хватает уровня английского, чтобы посмотреть, что преподавание должно выглядеть, как в MIT или Гарварде, возможно, наш проект им в этом поможет.

Глобально мы хотим создавать альтернативную ветку образования, которое будет существовать параллельно с существующим. Возможно, даже получится задать стандарт, потому что мы знаем, каким образование должно быть и делаем его таким.

 

«КПИшник»: Вы позиционируете онлайн-курсы как начало реформ в украинском образовании, а видите ли вы еще какие-нибудь шаги (параллельные или последующие), способные вывести украинское образование из кризиса?

 

Илья: Мы видим хороший онлайн-курс в качестве катализатора, сигнала, что пора что-то менять.

На одной из конференций во Львове мне задали вопрос: «Почему вы решили менять образование таким образом, почему не пошли в аспирантуру, чтобы стать преподавателем и менять всё изнутри?», — по-моему, в данной ситуации легче сжечь дом и построить новый, чем входить и пытаться ремонтировать его изнутри. Но поскольку у нас не хватает ресурсов и полномочий для этого, я стараюсь построить рядом маленький домик, который несмотря на свои скромные размеры, будет привлекать все больше людей. Наш слоган: «Не чекай реформ, змінюй освіту вже зараз», — как раз и заключается в этом. Мы думаем, что совместными усилиями люди в состоянии сделать образование таким, каким оно должно быть.

Журнал StudWay спрашивал меня, чтобы я сделал, будь я министром образования. Я бы поступил жёстко, наверное. Сейчас самая большая проблема в том, что на первом месте у нас стоит диплом, а только потом уже знания. Об этом свидетельствует процент людей, которые работают по специальности. Многие мои знакомые доживают в университетах только ради диплома. Хотя сам по себе диплом уже всё меньше и меньше интересует работодателя, многие вакансии требуют объёма знаний, который дают курсы длительностью максимум в шесть недель, но при этом для них требуют диплом какого-то странного вуза. Этот подход убивает момент самоопределения у человека, он просто сразу бежит в вуз, чтобы иметь возможность работать всё равно кем. Я не удивлюсь, если сейчас для работы дворником необходим диплом дизайнера территорий кафедры дизайна территорий. И это ужасно. Диплом должен получать тот, кому он действительно нужен.

Я бы предложил нашей стране стандартизировать набор тестов для приёма на работу, чтобы диплом был совершенно на последнем месте. При этом люди и сами начнут понимать, что могут работать и без него. Потом закрыть кучу бесполезных вузов и факультетов, сделать переквалификацию персонала. Всё это необходимо, чтобы вывести на первый уровень знания.

Когда в нашей стране появятся действительно сильные образовательные учреждения, тогда уже можно вводить диплом, но не как самоцель, а просто, как гарантию знаний. Если человек показывает диплом инженера MIT, это ассоциируется со знаниями, когда он показывает наш диплом — это ассоциируется только с тем, что он провёл соответствующее количество лет в соответствующем учреждении. Диплом должен быть доказательством знаний, а не знания, проявленные потом, должны быть доказательством диплома.

Кроме того я считаю, что образование необходимо делать платным и дорогим, хотя с этим многие могут не согласиться.

«КПИшник»: Ты говоришь, что диплом должен получать тот, кому он нужен. Способен ли человек после школы в 16 лет понять, чего именно он хочет от жизни, и что ему интересно?

 

Илья: В этом вопросе негативное влияние имеет множество факторов: неподготовленная школа, стереотипы, спешка и еще много чего. Во-первых, у нас и в школах далеко не все правильно. В тех же Штатах на ранних этапах вводят профориентационные тесты. Нельзя говорить о стопроцентной правильности такого метода, но это хотя бы даёт людям повод задуматься над тем, чем они будут заниматься дальше.

Даже в наших курсах мы пытаемся максимально показать, для чего нужна та или иная тема. У меня в задачах по физике часто встречаются примеры: «Вы инженер спец-эффектов в Голливуде, вам надо построить трассу таким образом, чтобы машину на ней занесло, но она не вылетела… ” , — или: «Вы инженер автомобильной компании, вам надо просчитать, за какое время подушка безопасности должна открыться». В дальнейшем мы собираемся ещё сильнее развивать профориентационные моменты, например, внутри того же курса по физике, приглашать специалистов из разных сфер, которые расскажут где и чем они собственно сейчас занимаются. Мне самому очень не хватало этого в университете, я метался из лаборатории в лабораторию, было трудно определиться.

Второй момент состоит в том, что у нас люди очень рано бегут в эти вузы. Моя сестра, проучилась год на ИПСА, потом поучилась в Луганске, а потом поехала в Португалию, где поступила в вуз в Куимбре. Там средний возраст поступления — 21, 22. И это нормально. Я считаю, что человек должен какое-то время поискать себя, возможно, даже поработать до поступления. У нас всё происходит очень рано и мне кажется, что именно из-за этого культа все быстро бегут хоть куда-то. Для любого родителя, если сын не поступил после школы в вуз, в семье трагедия, весь двор шепчется о том, как не удался этот плод любви. Это глобальный набор стереотипов, который есть у нас в обществе. Допустим, ты на третьем курсе понимаешь, что учишь вообще не своё. Ты идёшь к родителям и говоришь: «Мам, пап, я хочу уходить. — Как?! Ты потерял 3 года!». Никого не волнует, что ты потеряешь ещё год, а потом ещё пару лет, пока будешь переучиваться.

 

«КПИшник»: Ты говоришь на счёт платности образования. Платное образование в любом случае ограничивает доступ к образованию. Что делать способным людям, которые просто не смогут себе образование позволить?

 

Илья: Всё не так просто. В MIT очень много индусов, они далеко не самые богатые. В MIT есть такой девиз: «Ты к нам главное поступи, всё остальное мы решим сами». Во многих известных американских вузах работает система: если доход семьи меньше $70 тыс. в год, то вуз полностью оплачивает образование студента, который прошёл на конкурсной основе.

Второй подход — взять кредит от вуза. Идея в том, что вуз, который выдал кредит, заинтересован обучить человека так, чтобы тот смог отдать деньги. Человек в свою очередь заинтересован в таком образовании, которое способно обеспечить высокооплачиваемую работу. Хотя эта модель скорее утопическая.

Идея есть, как её правильно реализовать — надо думать. Естественно, нельзя все перекраивать одним махом. Как по мне, в первую очередь надо повышать цену знаний и развенчивать культ диплома.

 

«КПИшник»: Одним из главных преимуществ вашего курса ты называешь «мотивацию». Можешь подробнее рассказать как вы собираетесь мотивировать ваших учеников, какие мотивационные подходы использовать, и про процесс их разработки?

 

Илья: Тут я могу рассказать, что меня мотивировало пройти первый мой онлайн-курс. Я видел практическое применение данного курса, я видел, что его ведёт харизматичный человек, я понимал, что он преподаватель не потому, что ему в жизни больше нечем заняться, а потому что он действительно отличный преподаватель. Кроме этого я понимал, что это MIT — этого момента у нас, конечно же, нету — я понимал, что люди платят огромные деньги, чтобы прослушать его (очно — прим. ред).

С этой истории я плавно могу перейти к нашей методике. У нас главный пункт — это сделать образование безболезненным и интересным. Главное для ученика онлайн-курса — чтобы не хотелось сбежать от монитора. Второе — эффект интриги. Хороший онлайн-курс должен все время интриговать, чтобы было интересно открыть следующий раздел. Третий момент — найти харизматичного преподавателя.

 

«КПИшник»: Каким должен быть этот «классный преподаватель»? Я спрашиваю потому, что с одной стороны заслуженный педагог со стажем может ассоциироваться с высоким уровнем подготовки, с другой — с человеком, который привык к одному и по-другому уже не может. Где золотая середина между опытом и незашоренностью?

 

Илья: Её нет. Человек с огромным стажем может быть как очень хорошим, так и отвратным преподавателем. Как по мне, преподавание — это талант, это, как писать стихи. Мне кажется, что любая деятельность, которая требует творческих вложений — это талант. Поэтому я бы не сильно заострял внимание на регалиях конкретного преподавателя. С другой стороны, у наших опытных преподавателей часто бывает действительно очень консервативный подход. Они шли по одной колее, выбраться из неё не так-то просто и все новые подходы они воспринимают кривя лицом. Поэтому, если мы говорим, что у нас с преподаванием всё плохо, надо менять, надо реформировать, бороться со стереотипами, так почему же у нас складывается новый стереотип, что преподавать обязательно должен заслуженный профессор.

Как мы подбирали преподавателей: я смотрел, как в разных источниках излагают какую-то тему, а потом шёл к человеку и говорил: «Объясни мне эту тему». Я, в принципе, ориентировался в теме, изучил несколько хороших примеров её изложения, поэтому если было неинтересно, то я заканчивал разговор. Есть такое выражение: «Хороший игрок — не всегда хороший тренер». Здесь это очень явно видно.

Самая интересная ситуация у меня сложилась с историком. Я встречался, наверное, с пятнадцатью разными историками и это было безумно грустно: очень академично, абсолютно безэмоционально. Когда предмет лишён живости, когда не видно искры в глазах преподавателя, как я могу поверить, что этот предмет действительно интересный? В конце концов я случайно узнал, что мой одногруппник интересуется историей. Я точно так же предложил ему рассказать мне одну тему и он начал с воодушевлением рассказывать об истории, потом оказалось, что на ВНО у него было 197 баллов и к тесту готовился во многом по первоисточникам. Я предложил ему записаться у нас. И я могу сказать, что это первая в моей жизни лекция по истории, которую мне действительно интересно слушать, и после которой я решаю тесты. Потому что историю я ещё со школы не очень люблю.

Так что выбор преподавателя у нас основывается, во-первых, на том, чтобы человек хорошо знал свой предмет, во-вторых, и это не менее важно, на умении заразить этим предметом. Даже, если такой человек чего-то недорасскажет ты всё равно сам это найдёшь и прочитаешь. Я говорю сейчас не про проект — наши методисты тщательно следят за программой — а, например, о гипотетической встрече с двумя историками на десять минут. Один унылым голосом с отсутствующим взглядом что-то объяснит книжным языком, а второй — воодушевлённо расскажет ту же тему. Какова вероятность, что после первого сам дома что-то поищешь, и какова после второго? Мне кажется, что пресловутая «самостійна робота студента» возможна только во втором случае.

 

«КПИшник»: Как планируете привлекать людей на EdEra?

 

Илья: При отсутствии ресурсов на привлечение это сложно довольно. Мы тонем в медиашуме от других проектов,. Поэтому нас спасает только сарафанное радио.: Мы хотели бы массовости, но у нас всё-таки ударение не на массе, а на качестве. Мы хотим получить именно качественную аудиторию вокруг нашего проекта. Очень бы хотелось, чтобы каждый поучаствовал в этом проекте. Это массовость деятельных людей. И с этим сарафанное радио работает.

Если у нас когда-нибудь появятся ресурсы на рекламу, мы конечно это используем. Но пока мы вкладываем в качественный продукт. Так что чётких стратегий привлечения аудитории нет.

«КПИшник»: Как вы монетизируетесь?

Илья: В данный момент у нас доверительная система оплаты, человек может выбрать любую сумму начиная с гривны. Вообще, мы не гонимся за прибылью, нам бы создание курсов возместить. До этого всё вкладывали самостоятельно, начиная от серверов и заканчивая собственно человеческими ресурсами. Иногда нам помогают друзья: камеру принесли и стекло, на котором можно рисовать.

В дальнейшем, на каких-то курсах она такая система оплаты останется, какие-то курсы будут бесплатными. Если мы когда-нибудь создадим профильный курс, после которого человек сможет сразу серьёзно работать, он, скорее всего, будет платным.

В то же время мы используем наш проект как портфолио. Возможно, будет вариант привлечения денег от частных лиц путём создания контента, использования нашей платформы, использования закрытых частей платформы. С подобных вещей мы планируем брать деньги и вкладывать их опять же в EdEra.

Еще мы хотим протестировать систему пост-оплаты. Предложить людям уже после прохождения бесплатных курсов оплатить столько, сколько они считают необходимым за данный курс.

Каких-то чётких бизнес-планов, через месяц заработать столько, потом столько — у нас такого нет, но идея в первую очередь качественного, во вторую — доступного образования остаётся у нас навсегда.

 

«КПИшник»: Планируете развиваться? Расширять диапазон курсов или углублять то, что есть?

 

Илья: Непросто сразу ответить на такой вопрос. Я объясню почему: мы искали для наших курсов преподавателей два месяца. На данном этапе я не могу сказать, что у меня в ближайших планах создать столько-то курсов или искать преподавателя под конкретный. Мы будем отталкиваться, в первую очередь, от преподавателей, которых удастся найти.

Если мы найдем классного преподавателя по вышивке, мы сделаем курс по вышивке, почему нет. У нас нет установки, что обязательно нужно создать какой-то конкретный курс, потому что мы можем 40 лет искать преподавателя. Нам мало взять просто профессора, мы хотим найти человека, который сможет заинтересовать сначала нашу команду, а потом и учащихся.

В ближайшей же перспективе мы планируем развивать школьную программу, углублять предметные курсы и немного уходить и в профессиональный уровень. Дальше будем развиваться в те стороны, где сможем найти подходящего человека.

Как создаётся наш курс: мы берём преподавателя, узнаем, что он будет рассказывать такие-то темы. Потом мы ищем, как эти темы изложены на разных других онлайн-площадках. Мы предлагаем разные варианты подачи материала, потом курс записывается. отправляется на премодерацию, преподавателю предлагаются правки, исправленный курс опять проходит модерацию и т. д. Процесс создания должен быть индивидуальным для каждого курса. Например, для предметов ЗНО мы выбрали презентационный метод, потому что он самый информативный.

 

«КПИшник»: Что думаете о конкурентах? В частности про Prometheus.

 

Илья: В этом деле нет и не может быть конкурентов в прямом понимании этого слова. Если вдаваться в подробности, мы разные проекты с разными целями.Prometheus поднимает планку образования среднего украинца масштабно, разносторонне и уверенно – это прекрасный и нужный опыт для нашей страны. Мы – модель учебного заведения онлайн, где создаётся контент по своим принципам, видению, со своей учебной литературой и с человеком, который максимально подходит по мировоззрению к нашему проекту. На данном этапе у нас вообще невозможен вариант размещения чужого контента. Мы не рассматриваем возможности того, чтобы курс создавался на стороне. Мы не платформа по размещению по- крайней мере сейчас. У нас есть набор принципов по созданию эффективных онлайн-курсов, по которому мы их создаём с нуля. Так что я не вижу конкуренции, я вижу два качественных и новых проекта в Украине, каждый из которых занимается своим направлением и отдаётся процессу сполна, без длительных обсуждений, просто берет и делает.

 

«КПИшник»: Недавно в НТУУ «КПИ» с треском провалился проект ресурса для электронного дистанционного обучения «Кампус», сейчас же есть несколько команд молодых девелоперов в КПИ которые хотят заняться схожим проектом на базе OpenSource, но пока, к сожалению, все находиться на стадии общественной дискуссии. Могли бы вы дать совет с чего КПИшникам стоит начать в данном вопросе?

 

Илья: Глобально подобные проекты часто заваливаются из-за слишком большого количества дискуссий. По-моему, чем больше дискуссий, тем сложнее начать. Потому что одно дело, когда ведётся рабочая дискуссия для решения каких-то задач, другое дело — дискуссия ради дискуссии. Так что я могу сейчас посоветовать ребятам, это представить проект «чёрной коробкой» и понять, какие входящие и исходящие данные у него должны быть.

Поскольку у меня нет всей информации про Кампус, я не могу посоветовать ничего конкретней. Пусть ребята заходят в гости, я с ними с радостью пообщаюсь, возможно, смогу что-то посоветовать.

Юра Рочняк

Кот всея КПЯ.

One Comment

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.